Городской портал госуслуг
  • вконтакте
  • facebook

Александр Кибовский: Посетителей в библиотеках должно стать на 20 процентов больше

13.03.2016

mos.ru

С 23 апреля библиотеки перейдут на единый, более удобный для горожан график работы. Кроме того, в ближайшее время в их деятельность будут внесены и другие изменения, предложенные москвичами.

О том, какими должны стать городские библиотеки, как изменится их аудитория и зачем надо пропагандировать чтение, рассказал руководитель Департамента культуры Александр Кибовский.

— Какими вы видите результаты нововведений в работе библиотек?

— Сегодня в Москве около 1600 самых разных библиотек — от крупнейших национальных, хранящих уникальные фонды, до небольших специальных, имеющих чётко ориентированную литературу, например в учебных заведениях. В ведении Департамента находится 441 библиотека. Все они создавались в советское время для развития чтения среди горожан, предоставления им возможности доступа к новостям, справочной информации, классической и современной художественной литературе, особенно в период книжного дефицита. Но сегодня с бурным развитием информационного пространства и издательского дела библиотека всё в меньшей степени становится местом эксклюзивной встречи с печатной информацией. При этом она всё больше превращается в полноценный культурный и творческий центр. Уже сейчас в наших библиотеках действуют 1200 различных студий, кружков и секций, которые на постоянной основе посещают 20 тысяч москвичей. Очевидно, что эта тенденция будет усиливаться. Библиотеки становятся местами притяжения людей, которые хотят творчески и духовно самореализовываться. Причём это может быть всё что угодно: от встреч с писателями и мастер-классов по языку до театральных студий и просто возможности спокойно поговорить по душам.

— Сколько человек сегодня регулярно ходят в городские библиотеки?

— Всего, согласно отчётности библиотек, их ежегодно посещают около двух миллионов человек. Но когда мы проводили свой анализ, то выяснялись странные вещи: иногда люди, которые живут в доме с библиотекой, даже не подозревают, что она есть. То есть учреждение работает для галочки: в 12 часов открылось, в шесть закрылось, в выходные — на ключ. Нет никакого движения, никакой активности. А нам бы хотелось, чтобы в библиотеках, работу которых полностью оплачивает город, появились наконец горожане, ради которых они создавались и финансируются из бюджета. Но это возможно только в том случае, если в библиотеках будет вестись активная культурная и творческая работа.

Для этого в рамках изменений, которые мы сейчас прорабатываем, необходимо легализовать те услуги, которые библиотеки по факту уже оказывают. Ведь сейчас руководители даже известных студий, коллективов и кружков числятся по трудовым книжкам библиотекарями или библиографами. Если мы их работу сделаем официальной, это позволит нормализовать творческий процесс. В итоге, по мнению специалистов, посещаемость библиотек вырастет на 20–30 процентов, и не мёртвых душ, а настоящих посетителей.

— А зависит ли от места расположения библиотеки (и тут я имею в виду, скорее, не удалённость от метро, а точку Москвы), кто туда ходит и какие услуги там будут более востребованы?

— Такая аналитика проводилась. Мы учитывали эти данные при определении единого расписания работы библиотек. Если центральные целесообразно открывать в 10 утра, то за Третьим транспортным кольцом делать это раньше 12 часов особого смысла нет. Ведь те, кто потенциально мог бы ходить в местные библиотеки, в утренние часы уезжают на работу или учёбу. Скорее, они зайдут туда ближе к вечеру или в выходные дни. Впрочем, мы говорим только об обязательных часах. В случае необходимости библиотеки имеют право дополнительно расширять свое расписание.

— А нужно ли как-то концептуально обновлять фонды библиотек?

— Это очень непростой вопрос. В библиотеках хранятся сотни тысяч изданий, к которым более пяти лет не прикасалась рука читателя. Есть и вообще ни разу не востребованные. Подчеркну, что речь не идёт о книгах довоенной печати. Нет среди них и редких изданий, поскольку районные библиотеки комплектовались утилитарно, получая тиражные книги, которые должны быть прочитаны, зачитаны и списаны. Огромное количество изданий в своё время направлялось по разнарядке. Например, по 10 экземпляров решений очередного съезда партии.

За прошедшие десятилетия многие книги пришли в полную физическую негодность. Очевидно, что вместо ветхого рассыпающегося экземпляра читатель сегодня либо найдёт книгу в электронном виде, что сегодня несложно, либо купит её в магазине, где цена на тиражную версию вполне доступна. Это в советское время, чтобы купить хорошую книгу, надо было сдавать 20 килограммов макулатуры, марки клеить на талончик, идти в подписной отдел магазина и там ещё договариваться, чтобы тебе эту книгу отложили при поступлении. А сегодня — пожалуйста, в нашем Доме книги вы можете выбрать почти любое издание или вообще заказать его доставку на дом через интернет.

Соответственно, вероятность того, что читатель обратится в библиотеку за такой литературой, ничтожно мала. Это же подтверждает и учёт книговыдачи. А между тем хранение сотен тысяч таких изданий обходится городу в серьёзные трудовые и финансовые затраты. Поэтому можно согласиться с мнением библиотекарей о необходимости расставаться с ветхими и невостребованными фондами, чтобы освобождать пространство для новых изданий.

— А какие книги нужно покупать?

— Во-первых, мы получаем много новых книги через Департамент СМИ и рекламы в рамках городской программы поддержки книгоиздания. Это, собственно, даже не закупка. Такая литература поступает в наши библиотеки от издательств бесплатно. Что же касается непосредственно закупок, то тут возникает очень серьёзный принципиальный вопрос, затрагивающий само понимание роли библиотеки в обществе. Должны ли мы за бюджетные средства ставить на полки то, что нравится невзыскательному читателю, потакая его желанию полистать на досуге игривый романчик, детективчик, нагоняя таким нехитрым образом посещаемость. Или же такое массовое чтиво москвичи легко могут найти сами, а в библиотеке бесплатно следует предложить качественно иную литературу, произведения отечественных и зарубежных авторов, заслуживших своим творчеством серьёзное признание, чьи произведения отмечены профессиональными призами и премиями. С этим вопросом совету директоров библиотек придётся определиться в ближайшее время.

— А кто определяет, какие книги должны появиться на полках?

— Списки изданий формируют сами библиотеки. Но подход к их выбору разный. Кто-то пытается отбирать книги интересные, достойные и важные с точки зрения современных литературных течений. А кто-то наоборот, пытается заигрывать с массовым читателем, потакать расхожему спросу. В начале года мы собрали заявки от библиотек и снова увидели, что на миллионы государственных рублей предлагается закупить «Порочную графиню», «Замок вампиров», «Как приворожить мужа» и другую подобную литературу. Что интересно, когда мы попросили директоров подтвердить, точно ли они именно такие книги заказывают, то некоторым самим стало стыдно, и они признались, что подписывали заявки, особо в них не вникая. Так что тут вопрос комплексный. С одной стороны, мы, конечно, должны ориентироваться при пополнении фондов на мнения библиотек, но, с другой стороны, и их руководство должно относиться к этому серьёзно и ответственно. Вообще, мы планируем информацию о закупках делать открытой, чтобы каждый видел, сколько и каких книг конкретная библиотека поставила на свои полки за средства городского бюджета.

— Как вы думаете, нужно придумывать какие-то завлекалки? Что-то вроде баллов на «Активном гражданине», чтобы привлекать читателей. Прочитал книгу — получил три балла. Набрал 100 баллов — сходил на спектакль.

— Придумывание завлекалок исходит из того, что сама способность и желание у молодых людей читать минимальны и без каких-то дополнительных стимулов книгу они брать не станут. У меня нет оснований для такой пессимистичной картины. Скорее, наоборот, прочтение того или иного автора, знание и понимание чьего-то творчества во многих молодёжных сообществах является паролем «свой — чужой». И как раз желание быть сопричастным и не оставаться духовным изгоем всегда являлось стимулом для чтения. Так что, думаю, нам ещё далеко до методов Петра Великого, наливавшего на входе в Кунсткамеру рюмку водки, чтобы заманить людей посмотреть на привезённых им из Европы заспиртованных уродцев.

Но это вовсе не значит, что можно успокоиться и не заниматься пропагандой чтения. Лично я не сомневаюсь, что человек с книгой всегда победит человека с айпадом. Ведь когда вы читаете, вы учитесь сами формировать образы, разносторонне мыслить, приобретаете способность создавать собственные новые творческие идеи и тексты. А когда вы смотрите экранизацию, даже самую хорошую, вам предлагается набор готовых образов, которые за вас уже придумали. Это интересно и даже поучительно. Но не может заменить чтение как наиболее интенсивный способ развития воображения и умозрительного конструирования, которое является основой для любого не только художественного, но и технического развития.

Поэтому мы поддерживаем все инициативы, направленные на пропаганду чтения. И в этом тоже важна роль библиотек, хотя, конечно, тут не обойтись без учреждений образования, закладывающих основы и формирующих мировоззрение будущих читателей, а также издательств и даже частных структур. Во время фестиваля «Книги России», проходившего на Красной площади, я беседовал с одним солидным бизнесменом. Так вот он очень интересно со своей сугубо экономической точки зрения обосновывал, что Пушкина, Лермонтова, Толстого надо бесплатно раздавать людям, только бы они их прочитали и учились думать.

— А Департамент будет что-то придумывать?

— Многое из того, что мы уже делаем, по сути, является пропагандой чтения. Та же «Библионочь», которая пройдёт 23 апреля во Всемирный день книги и авторского права, организована для того, чтобы заинтересовать людей, обратить их внимание на разносторонние возможности чтения. Делать это необходимо, поскольку у нас сегодня не только выросли «цифровые» дети, но их воспитывают уже и «цифровые» родители. Раньше, в советскую эпоху, в каждой квартире была своя библиотека. Солидность дома определялась наличием в шкафу корешков редких подписных изданий. И отношение к книгам было априори соответствующим. Но сегодня уже растут дети у людей, многим из которых в силу объективных исторических причин такое трепетное отношение к книгам не было привито, а с развитием телевидения и цифровых технологий их работа и досуг сегодня не требуют восполнения этого пробела. Как следствие, и своих детей любить и уважать книги они вряд ли научат. Хотя есть и обратная тенденция. Переусердствовав с мультфильмами и видеоиграми, мамы (в основном мамы) пытаются всё-таки своим детям дать альтернативный вариант постижения окружающего мира. И вот тут библиотека должна не просто выдать книжку, а помочь родителям сделать чтение интересным для ребёнка, не превратить его в досадную обязаловку, отвлекающую от игр, чем окончательно отбить всякое желание брать книгу в руки.

В любом случае сегодня библиотеки должны отойти от старого принципа «читатель придёт сам». Теперь за читателя надо бороться, и очень серьёзно.

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати